ПРИШЛА ПОРА СНЕГОПАДА...

(Документально-Художественный Рассказ в двух частях)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Мы проводили солнечный вечер
Вчера...

ПРЕДИСЛОВИЕ. ЗЕМЛЯ ПРАДЕДОВ

       В начале 20-го века молодые и целеустремлённые, мой прадед Степан Семёнович и моя прабабушка Варвара Васильевна в поисках лучшей доли переехали из Полтавы в Алтай. В это время в государстве проходила аграрная реформа, дающая прекрасную возможность трудолюбивым и думающим начать активно развиваться. Реформы давали значительный прогресс в сельском хозяйстве, появились богатейшие хлебные районы, бурно развивалось молочное животноводство и разведение скота для производства мяса и шерсти.

      Степан Семёнович и Варвара Васильевна быстро освоились на новом месте, построили добротный дом и мельницу-кормилицу и родили четверых сыновей и дочку. И так свободно дышалось на новых просторах и работалось с огоньком, и дети росли быстро и были родителям в радость, и время счастливое летело незаметно…

      В феврале 1930 «система» единогласно решила, что у Степана Семёновича и Варвары Васильевны надо отобрать всё имущество, а их семью в полном составе отправить на каторгу. В постановлении ЦИК от 1.02.30 г. была указана и причина этого «решения»: «Эксплуатация сельскохозяйственных машин». Таким образом, мои прадеды и их пятеро детей стали преступниками только за то, что имели мельницу и её «эксплуатировали».
      Далее «система» отобрала у моих прадедов всё имущество, унизило человеческое достоинство, растоптало гражданские права, поломала счастливую жизнь, а потом отправила, как рабов, по этапу в Нарым… Мой прадед, не привыкший покоряться, с этапа бежал, а по суровой зиме - простудился и погиб… Оставшихся в живых, «система» последующим этапом отправила в Кемеровскую область для «работы» на открывающихся шахтах...

      Анализируя всю "Историю…", написанную, как сказку, складно и с хорошим концом, непрерывно задаю себе вопрос: А относилась ли когда-нибудь эта «система» к своему доверчивому народу не как к рабам, а как к гражданам?…

      И как в жизни? А в жизни так, что к своему народу «система» относится не так, как народ того заслуживает, а как допускает, чтобы к нему относились. И когда, в одно и то же время, в одних местах торжествовали демократические конституции и Магдебургское право, то в других – помещики дарили и продавали друг другу, как скотину, крепостных крестьян…

ГЛАВА 1. ПРИТЯЖЕНИЕ

Желание приехать на землю моих предков возникло не сразу. Я созревал года три... Но тянуло меня на эту землю непрерывно! А в этом году я перешёл к активным действиям.

Искренняя благодарность и низкий поклон моим фотоколлегам, в общении с которыми я получил не только необходимую информацию по Алтаю и ещё и творческую радость созидательного общения! Благодарю: Андрея Грачёва , Эдуарда Кутыгина , Валерия Чичкина , Виталия Ярославского и Валерия Пешкова !

Замечу, что у всех моих фотоколлег были совершенно различные друг от друга взгляды на их алтайские путешествия, несмотря на то, что путешествовали они практически по одним и тем же местам этого края! Этот факт возбуждал мою творческую фантазию, и я точно знал, что мои алтайские ощущения будут также совершенно иными. Так оно и получилось!

Сроки поездки в Алтай были определены: 21 сентября – 28 сентября 2015 г. Для разработки маршрута я использовал, полюбившиеся мне, карты Андрея Грачёва.

КАРТА-1.jpg

      Поездка в Алтай у Меня была первой и за неделю я планировал оперативно проехать в разных направлениям этого края, не зацикливаясь на каком-либо месте. Для меня это решение было не очень комфортным, так как тяготею к художественной фотографии с вечерними и утренними светами, неспешными ракурсами и прочими вытекающими последствиями. Но, с другой стороны, увидев Алтай в целом, я точно бы уже знал, каким местам необходимо будет уделить особое внимание в следующую поездку. Так оно и случилось!

ГЛАВА 2. ПОГРУЖЕНИЕ
(ПРОКОПЬЕВСК – БИЙСК - АСКАТ,  21 сентября 2015 г.)

Я стартовал из, в недалёком прошлом, шахтёрского города Прокопьевска Кемеровской области... Не буду описывать сегодняшнюю жизнь в этих местах (местах, где я родился и учился понимать Вселенную) - здесь нужна отдельная Книга. Скажу только, что за последние 20 лет в этом когда-то мощном промышленном регионе было закрыто до 70% основных производств - угольные шахты и разрезы в Прокопьевске, металлургические заводы в Новокузнецке, предприятия химической промышленности в Кемерово...

       Мой родной брат Василий, проживающий в Прокопьевске, унаследовавший от нашего прадеда Степана Семёновича способность к щепетильному сельскохозяйственному труду, выделил мне для этой поездки надежный внедорожник, рекомендовал отличного водителя Прохора и гарантировал своё непрерывное нахождение на телефоне для экстренной связи. Так сложилось, что Василий не только попал на землю наших прадедов раньше меня, но и десять лет активно колесил по Алтаю по вопросам своей сельскохозяйственной деятельности, а поэтому хорошо знал дороги, места и людей Алтая.

      Несколько слов о водителе  Прохоре. Он был мастером вождения, спокойно и уверенно ездил по бездорожью и чистому льду, знал в совершенстве устройство машин любых марок. Я весь маршрут ездил с ним спокойно, хотя с учётом своего двадцатилетнего водительского стажа всегда опасаюсь с кем-то ездить на месте пассажира. Прохор был похож больше на скрипача провинциальной консерватории: бледно-худощавый, с тонкими нервными пальцами, совсем не шофёрским, не механическим пониманием окружающего Мира. Единственным минусом было то, что  Прохор не любил фотосъёмку - как процесс, и фототехнику - как бесконечную тему для обсуждений. Но это был минус терпимый. А так как в нашей жизни всегда к чему-то хорошему для баланса прикладывается обязательно что-то плохое, а если это "плохое" и будет - то пусть окажется терпимым!

      Мои мысли стремились только в Алтай, мгновением пролетели четыре часа и вот мы уже на земле Алтайского Края. Скорость наша упала втрое - на главной дороге стали встречаться метровые (!) ямы. Мы проезжали через вымершие деревни с полусгнившими  чёрно-гнойными домишками... Кое-где ещё теплилась жизнь только потому, что крестьяне продавали на автотрассе колбу, которую круглый год выращивают в тайге в парниках… Средневековье!...

       Мы проезжали через заброшенные чернозёмные поля (!), на которых лет двадцать уже растут деревья, кустарники и сорняки… На чернозёмных полях растут сорняки... Самоубийство!

      В Бийске наконец-то выбрались на Чуйский тракт. (трасса Новосибирск - Ташанта это основная дорога, пересекающая весь Алтай с севера на юг). Ехать стало спокойнее. Ещё немного - и мы на земле Алтая!

      Приближался вечер. Переночевать решили в селе Аскат, расположенным на левом берегу Катуни, в 20-километровой удалённости от Усть-Семы по Чемальскому тракту. Для массового, цивилизованного, комфортного туризма село Аскат и его окрестности шикарны, и виды с обзорных точек неплохи. Мне, тяготеющему с детства к непроходимым таёжным просторам, эти места показались скучноватыми, да и заехали мы сюда только переночевать.

Катунская раздольная


ГЛАВА 3. ПЕРВЫЕ ШАГИ
(АСКАТ - АКТАШ, 22 сентября 2015 г.)

      Спали мало, но крепко. Поднялись рано. Не терпелось оказаться, наконец-то, в Горном Алтае!..

      Степная зона плавно перешла в холмистую – то были предгорья алтайских хребтов. Мы двигались по Чуйскому тракту вдоль живописной Катуни.

       В предгорьях непрерывно шёл снег и дождём, иногда они захватывали и автотрассу. Пейзажи поражали размахом и гармонией, мы то и дело задерживали дыхание, пульс учащался. Желание остановить машину и поднятья повыше в предгорья или спуститься к Катуни возникало всё чаще и чаще по мере движения вглубь Горного Алтая! Я помнил о предостережениях моих фотоколлег – о том, что не стоит до села Акташ терять время на остановки, о том, что настоящая красота ожидает нас далеко впереди. Я помнил об этом и… останавливался, останавливался, останавливался…

      Поздним вечером Мы подъехали к Акташу, а переночевать решили на Турбазе «Мёны», расположенной сразу за этим селом. Турбаза произвела на нас угнетающее впечатление недружелюбностью персонала и многомесячной грязью в домике, засохшими мухами под кроватями и на подоконниках, наверняка ушедшими из жизни от заболевания дизентерией… Мы побрезговали пользоваться и предложенным бельём, довольствуясь своими спальными мешками…

ГЛАВА 4. ПРИШЛА ПОРА СНЕГОПАДА
(УЛАГАНОВСКИЙ АВТОБАН: АКТАШ - КАТУ-ЯРЫК - УЗУНКЁЛЬ, 23 сентября 2015 г.)

Ранним утром совершили вылазку к рядом расположенному Гейзерному озеру. Всю ночь шёл снег. Лес и так блистал своими осенними нарядами, а после ночного снегопада оказался просто сказочным. И в этой утренней сказке гейзерное озеро со своим изумрудным илом превратилось в волшебное! Находясь на озере, меня не покидала мысль о том, что, наверняка, на дне этого озера есть тайная волшебная дверь ещё и в иные сказочные места, а может, - в другую Вселенную!...
       После наслаждения утренней сказкой мы, получившие порцию творческого удовлетворения от увиденного и фотосъёмки и сразу же отправились на перевал Кату-Ярык.

Утро на Озере
Утро-на-Озере-13-1-3.jpg

       От села Акташ до перевала Кату-Ярык всего-то 100 километров, но зато каких! При средней скорости по отвратительной дороге 30 км/час, мрачной погоде, посредственных пейзажах вокруг, отсутствии мобильной связи и криминогенности Улаганского района нам хотелось тут же заснуть и проснуться сразу на Перевале. Заснуть не удалось, и время тянулось бесконечно, но до Перевала мы всё-таки доехали. Как и ожидали, с самого перевала открылась шикарная панорама. Даже при полном отсутствии света глобальность и продуманность природной архитектуры поражали! В огромнейшем каньоне уютно разместилась красавица-долина, по которой несла свои воды река Чулышман. Не буду публиковать бесцветные кадры этого грандиозного места - в этот день всё было во мраке...

     Приближался вечер, надо было принимать решение. Или спуститься в долину, там переночевать, а рано утром опять подняться на перевал и попытаться «встретить» свет. Или же возвращаться назад по этому Улагановскому автобану и остановиться на ночлег у озера Узункёль на турбазе с одноимённым названием. Так как спуск в долину не входил в наши первоначальные планы, а лёгкий ветерок всё время нашёптывал мне на ухо, что и утром света не будет – было принято решение: возвращаться. К тому же нам совсем не хотелось с такой огромной тысячеметровой высоты спускаться на самое дно, пусть даже и такого прекрасного, котлована.

      Поздним тёмным вечером добрались до Турбазы Узункёль. Сразу вошли в деревянный дом со светящимися окнами. Навстречу вышел невысокий плотный алтаец с открытой улыбкой и представился: «Директор турбазы Виктор Романович. Так… сейчас вам найдём тепленькое местечко!». Мы поселились в отдельно стоящем уютном домике глубоко в лесу метров за двести от домика Виктора Романовича, с дровяной печкой и генераторной электроэнергией, которую отключают в полночь. Территория базы была без ограждения и какой-либо охраны, мобильной связи не было. Опять стал тихо и монотонно падать снег, казавшийся почему-то чёрным… И у нас стало возникать тягостное ощущение, что в эту ночь может что-то случится… Я, вспомнил свои годы, проведённые в Сибирских таёжных походах, и сделал на входе в домик простую, но надёжную сигнализацию из лески. Смысл её был в том, что если кто-то подходит к домику, то задевает поочерёдно несколько лесок, натянутых под снегом, связанных со шваброй и чайником, стоящих в домике. Под свои подушки мы положили охотничьи ножи, закрыли дверь на жидкую защёлку и крепко уснули…

Продолжение следует...
(Часть Вторая - http://tomi4-b.livejournal.com/955.html )

ПРИШЛА ПОРА СНЕГОПАДА...

(Смотрите Часть Первую - http://tomi4-b.livejournal.com/1071.html )

(Документально-Художественный Рассказ в двух частях)

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Пришла пора снегопада
Сегодня...
ГЛАВА 5. НАПАДЕНИЕ. САМЫЙ ДОЛГИЙ ДЕНЬ
(Киделю - Курай - Джазатор, 24 сентября 2015 г.)

За час до рассвета я проснулся первым и вышел посмотреть закончился ли снегопад. Снегопад продолжался, что меня огорчило, но на нас никто не напал, что меня обрадовало. В этом смятенном состоянии я, заходя в тёмный домик, задумался и случайно задел свою сигнализацию, она сработала – швабра и чайник рухнули друг на друга, а потом ещё и на деревянный пол с грохотом! В этот самый момент Я неосознанно направил фонарь на Прохора, который, за мгновение до этого спал крепким сном младенца, и вдруг понял, что на нас наконец-то, напали! Вы бы видели его лицо! А я хохотал и торжествовал, как пятилетний мальчуган, которому родители купили просто так и сразу 10 штук мороженого!

      А как же в жизни? Скажу вам, что я, естественно, предварительно подстраховался и получил рекомендации по этой турбазе, находящейся в таком удалённом и опасном районе, от трёх (!) своих фотоколлег. Но если вы обратили внимание, несмотря на рекомендации, я подстраховался дополнительно и выставил перед нашим домиком надежную сигнализацию. Рекомендации, даже самой авторитетной, можно поверить, но ситуацию всё равно необходимо всегда держать под свои личным контролем!

      Несмотря на снегопад, мы заехали на озеро Киделю, находящее рядом. Снег усиливался. Я вглядывался вдаль, в сторону Курайского хребта, с Видением, что вот-вот, ещё чуть-чуть и засветятся вершины его утренним тёплым Светом... Не засветились…

Призрак Озера Киделю

Мы проводили солнечный вечер
Вчера...
Пришла пора снегопада
Сегодня...

Призрак-Озера-Киделю-II.jpg
      Через два часа мы возвратились в туманный дождливый Акташ и и ещё через полчаса подъехали к Курайской степи - дождь прекратился, но было ещё мрачно. У меня тут же возникло желание никуда дальше не ехать, а остановиться здесь дня на три и посвятить себя этим местам! Художественная ценность Курайской степи в том, что отсюда открываются изумительные виды на Курайский и Северо-Чуйский хребты, при этом шикарно выстраивается средний план из живописнейших холмов, а венчает кадр передний план из лиственницы, разбросанной по местности в хаотично-логической зависимости! Но космической силой воли Я преодолел эту минутную слабость – ведь нам надо было познавать масштабы этого Края! Я кивнул Игорю, и тот до упора нажал педаль газа. Наш железный конь, радостно заржав, пустился вскачь по Курайской степи! В одно мгновение он доставил нас из прекрасной Курайской - в бескрайнюю Чуйскую - самую высокогорную степь в мире.

     Климат в этих краях самый суровый - перепады температуры в течение суток могут достигать более тридцати градусов. Здесь Себя ощущаешь до острой боли одиноким, как будто, заброшенным в одно мгновение на фантастически бесконечные Просторы Вселенной без возможности Возвращения на Землю, к Дому...

В Чуйской степи

В-Чуйской-степи.jpg

      В Кош-Агаче мы свернули с Чуйского тракта на грунтовую дорогу, ведущую к поселку Джазатор.

    По этой дороге до Джазатора через Южно-Чуйский Хребет нам предстояло промчаться всего-то 140 километров со средней скоростью 40 км/час. Мобильная связь отсутствовала, машины на дороге практически не встречались. В горах сыпал снег, крепчал мороз, мрак окутывал. В эти мгновения возникало жуткое ощущение, что движемся мы в Космической пустоте… Иногда рассеянный солнечный свет внезапно прорывался к нам на мгновение, успокаивая и освещая путь.... Мы то и дело всматриваясь в новые, внезапно открывающиеся перед нами, картины суровых пейзажей Южно-Чуйского перевала… Я, как всегда, отчётливо представлял, какая красота здесь творится утром и вечером!

Рельефами-Южно-Чуйского-хребта.jpg

В Просторах Южно-Чуйского Хребта
И только звенящая тишина, громады каменных созданий с вершинами-призраками и лиственницы-светлячки - редкие здесь живые души, согревающие и указывающие путь...


В-Вершинах-VII.jpg

Вселенскими Просторами Южно-Чуйского Хребта
Преодолевая трудный Путь, в таких Местах пропитываешься насквозь мощной Энергией, дающей возможность видеть ясно и рассуждать здраво в самых бесперспективных жизненных ситуациях…




      Время наше шло к вечеру, а значит, надо было торопиться...

      И вот уже позади Южно-Чуйский перевал! И уже всё ближе - Джазатор...

      После Перевала стали встречаться редкие далёкие заимки, с тонкими намёками на человеческую цивилизацию в виде маленьких фигурок копошащихся по хозяйству алтайцев, пасущихся рядом коней и коров, дымков из труб ветхих домиков…

Алтайская идиллия

По-Южно-Чуйскому-Перевалу-1.jpg

      Мы остановились около одной из заимок, увидев приближающего к нам твёрдым шагом алтайца, ведущего под узды коня. Конь, заметив нас издалека, всё время, по-собачьи, старался спрятаться за хозяина, то и дело, постреливая из-за его плеч изучающим взглядом.

Встреча-на-Перевале-III.jpg

Встреча на Перевале
Суров Южно-Чуйский Перевал... Опасны там дороги, немногословны - пейзажи, открыты и мужественны - Люди...


Встреча-на-Перевале-IV.jpg

      Вышли из машины, уважительно поздоровались... Когда алтаец узнал, куда именно мы держим путь, то расплылся в улыбке и проникся к нам полнейшим доверием! Вот как бывает! Достаточно знать только одно заветное слово – и откроются перед тобой любые, даже самые неоткрываемые, двери! А путь мы держали к Кажмукану Кабасовичу, известному в этих краях человеку, прямому потомку казахов, пришедших в 19 веке из Китая на Южный Алтай. Он был владельцем турбазы «Ак-Су», а мы собирались там переночевать. Алтаец попросил передать Кажмукану Кабасовичу низкий поклон, а также, смешно цокая языком, сообщил, что зима будет трудной, и что он серьёзно к ней готовится, а потом пожелал нам лёгкой дороги и пошёл по своим неотложным хозяйским делам в сторону леса из золотой лиственницы, нежно освещаемой первыми вечерними лучами сентябрьского Солнца…

      Я, глядя вслед этому доброму человеку подумал о том, что надо было бы спросить у него имя и отчество, а потом, в следующий мой приезд в эти края, зайти к нему в гости на правах старого знакомого с каким-нибудь неожиданным и полезным подарком…

Встреча-на-Перевале-V.jpg

      Неожиданно наступил поздний вечер - это когда ещё по часам рано, а вокруг темно и страшно. И дальше в этот поздний вечер с нами произошла ещё одна поучительная история. Как я уже отметил выше, ехали мы на турбазу «Ак-Су», находящуюся в живописнейшем месте за 10 километров не доезжая Джазатора. А так как мобильной связи не было – последние телефонные переговоры я провёл с Кажмуканом Кабасовичем ещё находясь в Кош-Агаче. И тогда меня Кажмукан Кабасович проинструктировал, что подъехав к его турбазе, которая находится на 131-ом километре трассы, я должен подняться к вышке МТС, находящейся в 10 метрах от ворот базы и ему оттуда позвонить, так как именно в радиусе только 3 метров от этой вышки мобильная связь работает! А Кажмукан Кабасович в это время будет в Джазаторе и по телефону расскажет нам в каком тайнике взять ключи от турбазы, как пройти к домикам мимо волкодавов, охраняющих территорию, и, собственно, как устроиться на ночлег. Каким же было бесконечным наше удивление, когда мы обнаружили и 131-ый километр, и ворота базы, а вот вышки МТС рядом не было! И не было её ни в 10, ни в 50 метрах от ворот базы. Я сразу же, тем же методом исключений, предположил, что это инопланетный разум похитил вышку МТС для своих межгалактических звёздных войн. И это моё предположение тут же (!) подтвердили 7 светящихся огоньков приближающего к нам инопланетного корабля. Мы достали охотничьи ножи и приготовились к контакту с Разумом.
Какое же было наше разочарование, когда к нам подъехал обычный ГАЗик с мощной иллюминаций, а из него вышел высокий статный казах в расстёгнутом кожаном пиджаке, кавалеристских брюках-галифе, блестящих кирзовых сапогах и с улыбкой на всё лицо. Это был Кажмукан Кабасович. Я тут же представил, как бы было неотразимо, если этот образ дополнили пышные усы, папаха и шашка наголо.

       А каким же неописуемым был наш восторг, когда Кажмукан Кабасович показал нам вышку МТС! Она действительно находилась в 10 метрах от ворот базы и представляла из себя черенок лопаты, врытый в землю, с дощечкой сверху, на которой красной краской малоразборчиво было написано «МТС»! И мобильная связь, действительно, в этом радиусе заработала! Ещё одно алтайское чудо…

      Спали мы в эту ночь после такого насыщенного дня не просто крепко, а убийственно.

ГЛАВА 6. В КУРАЙ!
(Джазатор - Курай, 25 сентября 2015 г.)

      Проснулись с нетерпением! Ведь обратная дорога была в Курайскую степь, где наконец-то я планировал провести целых дня три, а может быть и больше! И ехали мы обратно очень быстро, хотя по времени оказалось, что ровно столько, как и в эту сторону…

      Я задумался крепко: «Ну как же так?! Ехали на Кату-Ярык по такой же грунтово-щебёночной дороге, а время там растянулось до бесконечности, а здесь, наоборот – летит быстрой птицей!

      И ведь всё как в жизни! Если цель желанна, но путь к ней скучен, то тянется время до бесконечности долго, и часто забываешь вообще, куда ты собирался идти и невыносимых сил надо, чтобы не свернуть с этого скучного пути. А если к цели выбран интересный путь, когда каждый день в радость от этого пути, то счастлив ты от этого беспрерывно и жизнь твоя разукрашена лучшими рассветными красками и светами!

      Устроились в гостинице в Курае. Комфорта было больше, чем в предыдущих деревянных домиках с печкой – кухня-столовая с настоящим холодильником, цветной телевизор, душ, санузел, система отопления! Но в душе вода была всё время тёплая, а в санузле почему-то капала вода с потолка, ванная оказалась безнадёжно засорённой, и отопление работало только до вечера. Но ведь это мелочи, и что эти мелочи против красоты Курайской степи! И персонал мне не понравился: напряжённая улыбка и вежливый голос, но нет тепла, нет души - а это уже не мелочь… В следующий раз буду останавливаться, однозначно, в ином месте.

    Но к главному! Итак, Курайская степь. Она простирается между двух хребтов – Курайским и Северо-Чуйским, высота которых около 1600 м над уровнем моря. Здесь солнце превращает степь в пустыню, а снежные бураны наметают огромные заносы. Дожди большая редкость. С возвышенности Курайская степь кажется застывшим штормовым морем с двадцатиметровыми песчаными волнами! В Курайской степи даже летом может выпасть снег – это объясняется высокогорным положением Курайской степи. И как Я уже писал ранее, художественная ценность Курайской степи в том, что отсюда открываются изумительные виды на Курайский и Северо-Чуйский хребты, при этом шикарно выстраивается средний план из живописнейших холмов, а венчает кадр передний план из лиственницы, разбросанной по местности в хаотично-логической зависимости!

    Под вечер проехали посмотреть места, откуда будем снимать утром рассветные виды. Вы улыбнётесь и скажете: «Так вечером и начали бы снимать!». А вот под вечер всё затянуло – ни Курайского хребта, ни Северо-Чуйского мы не увидели. Заехали на ближайшие холмы – творческий потенциал этих мест бесконечен! Вся надежда была на утро! В гостинице быстро уснули, с мыслью ещё быстрее проснуться!

ГЛАВА 7. ОЖИДАНИЕ
(Курайская степь, 26 сентября 2015 г.)

      Утро оказалось ещё мрачнее вечера. Как мы не всматривались вдаль, но так и не смогли увидеть утренних Вершин Северо-Чуйского хребта, да и сам Хребет крепко спал, накрывшись толстым одеялом из утреннего мрака… А ну и что?! Мрачно ли вокруг или залито всё утренним светом – Курайская степь остаётся Курайской степью. Надо замереть, подождать, послушать её тишину, осмотреться вокруг и понять это место! И даже в эти мгновения я ощутил жизнь этой степи; жизнь, трепетно пульсирующая и в неспокойной Чуе-змейке, и в загадочных холмах и под своими ногами!

Часам к десяти утра сквозь мрак стал пробиваться запоздалый слабый свет. Хребет был по-прежнему во мраке, а по холмам пошла первая волна светового штиля и Чуя стала медленно просыпаться, отражая в ответ свету свою зелёную кожу. Где-то рядом за холмами заржали лошади – они встречали новый день!

Второй сон о Курайской степи

Второй-Сон-о-Курайской-степи-13-1.jpg

     В полдень - поехали в сторону Северо-Чуйского хребта через село Кызыл-Таш, расположенный в 3 километрах от Курая. Побродили вдоль бурно-живописной Чуи…

После обеда - отправились на соседние холмы.

На Курай!

На-Курай!.jpg

      Разнообразие Курайской степи безгранично. За каждым холмом, горным хребтом открывается новая географическая страна!



     А после полудня опять всё погрузилось опять во мрак, о вечерней съёмке можно было забыть. Вечером в гостинице коренной алтаец - кочегар котельной поинтересовался у нас, удалось ли что-то поснимать. Я бодро пошутил, что главное участие… Алтаец сообщил мне, что так мрачно и холодно у них всегда бывает в начале ноября, потом, прикрыв глаза, покачал головой в разные стороны, как будто собирал космические потоки и огорчил нас, что в ближайшие дни будет всё мрачнее и мрачнее, а дальше, недели через две – совсем ничего не видно.

      Вот и в жизни так бывает: возлагаешь надежды на что-то и уверенно стремишься к этому, и не совершаешь ошибок в пути, и уверен в себе! А когда приходишь к этой цели, оказывается, она вдруг, изменилась, стала неосязаемой. И видишь её во всех деталях рядом, но проходишь сквозь неё, как через мираж и ощутить не можешь, и от тебя уже ничего не зависит. Надо или вернуться в прошлое - что пока невозможно, или подождать – что часто бывает недопустимым. И если цель твоя остаётся желанной – повтори свой верный свой путь через какое-то время!

ГЛАВА 8. ПРОЩАНИЕ
(Курайская степь - Чуй-Оозы - Аскат, 27 сентября 2015 г.)

     Как и пророчил алтаец-кочегар новое утро было ещё мрачнее, чем предыдущее и мы стали собираться в обратный путь.

      Одним мгновением промчались по известной уже дороге, иногда останавливаясь, как бы прощаясь, с этими удивительными местами на всю зиму, весну, лето… И Я точно уже знал, что в следующий сентябрь, во что бы ни стало, приеду сюда опять!

Чуйская ностальгическая

Чуйская-ностальгическая.jpg
ЭПИЛОГ

1) Основная цель этой поездки была достигнута: Я побывал на Земле своих Прадедов! Я увидел этот удиви

1) Основная цель этой поездки была достигнута: Я побывал на Земле своих Прадедов! Я увидел этот удивительный Край в прекрасный и романтический период алтайской осени, когда вода в реках – бирюзово-прозрачная, лиственница – нарядно-жёлтая, а внезапный ночной снег превращает пейзажи в сказку.

2) Были ли допущены какие-либо ошибки? Нет! Всё прошло в соответствии с намеченным планом!

3) Фототехника: Canon 5ДМ3, Canon 70-200/4LIS, Carl Zeiss Distagon T* 2.8/21. Сначала положил в сумку Canon 16-35/4, ощутил какую-то тревогу… и 5 минут до выезда в аэропорт поменял его на Zeiss 21. Почему? Захотелось Душевности.

4) Принципиальная стратегия съёмки и постобработки: 90% кадра всегда формирую в момент съёмки. Если есть видение, идея, свет, композиция, ракурсы – достойный кадр состоится; если этого нет - даже самая высокотехничная обработка в редакторах ничем не поможет…

5) Вывод: Алтай это здорово! Это бесконечно и навсегда...

Искренне благодарю моего попутчика Прохора за профессиональное умение ездить и за тёплые минуты человеческого общения...


С Уважением к Читателю,

Бруно Томский,

Сентябрь 2015 г.